Игра в "русскую рулетку" может плохо кончиться для финансовых рынков

Помимо их воли американские экономические политики оказались втянутыми в опаснейшую игру под названием "русская рулетка". Американской финансовой системе угрожает развал. Но такой исход развития событий не обязательно наиболее вероятный. Аналогично как пуля в висок не самый вероятный исход игры в "русскую рулетку". Это не та игра, в которой есть добровольцы, если только ты, конечно, не сумасшедший. Пятничное спасение американского инвестиционного банка Bear Stearns подвело черту под крайне бурной неделей на финансовых рынках. Президент и исполнительный директор Bear Stearns Алан Швартц сказал в четверг: "Наша балансовая отчетность не такая уж негативная. Мы не видим никакого давления на нашу ликвидность". Как видим, один день на финансовом рынке может длиться очень долго. Спасение Bear Stearns породило некоторые довольно важные вопросы. До сих пор можно было вполне обоснованно утверждать, что британские власти неправильно оценили ситуацию, тогда как американские власти среагировали очень точно.

Крах Northern Rock, вероятно, произошел из-за того, что Банк Англии не влил ликвидность и не захотел понизить процентные ставки. Также он произошел из-за того, что Управление по финансовым услугам (FSA) не смогло найти покупателя, а правительство не предприняло меры по оказанию финансовой помощи в сложный период. В противовес этому, Федеральный Резерв смог обеспечить ликвидность. И понизил процентные ставки. К тому же у Штатов есть несколько вариантов для спасения, где не последнюю роль играют гарантии депозитов и федеральные банки по кредитованию жилищного строительства (которые в действительности пришли на смену рынку ценных бумаг, обеспеченных закладными, во второй половине прошлого года). Несмотря на то, что не все эти факторы имеют прямое отношение к делу Bear Stearns, похоже, что ослабление монетарной политики, вливание ликвидности и тому подобное ни в коем случае не являются гарантиями финансовой стабильности.

Это убедительный - и тревожный вывод. Несколько лет назад инвесторы думали, что инструмент снижения процентных ставок работает. Тогда Федеральная Резервная Система, как правило, совершая решительные шаги, получала положительные результаты. В неспокойный 2001 год, к примеру, когда фондовый рынок США находился в состоянии свободного падения, а экономика - в стадии рецессии, доллар стремительно рос, поддерживаемый всего лишь агрессивным ослаблением денежно-кредитной политики ФРС. Посыл был простой: возможно, экономика и дала трещину, но Федеральный Резерв знает, как ее залатать. От этого оптимизма не осталось и следа, и на смену ему пришел растущий скептицизм. Процентные ставки в США уже сильно упали, но пока нет ни одного намека на положительный эффект. Действительно, складывается впечатление, что инвесторы уже махнули рукой на Америку. В начале десятилетия они испытывали сомнение в пользу США, заменяя ранее приобретенные акции инвестициями в новомодные ценные бумаги, обеспеченные ипотечными закладными. Однако эти активы в итоге оказались не более чем долговыми обязательствами перед рынком жилья, которые теперь превратились в пыль.

Недавние попытки ФРС спасти ситуацию остались незамеченными. Доллар падает в цене почти против всего. Стоимость евро перевалила за $1.58. Фунт частично компенсировал потери, понесенные в начале года, поднявшись выше уровня $2.02. Цена на нефть достигла $110 за баррель. Цена на золото пробила уровень $1,000 за тройскую унцию. А иена выросла в цене, преодолев уровень 100 против доллара. Укрепление иены особенно поразительно. Японская валюта, между прочим, контролируется центральным банком, который вчера остался без председателя (Тосихико Фукуи оставляет пост, а японские политики никак не могут найти ему замену). Похоже, что рынкам нравится анархичное движение курса иены к доллару, которая быстро идет вверх по течению. Что же нужно сделать? Прежде всего, важно признать тот факт, что быстрого решения не существует. Мы наблюдаем подрыв доверия внутри финансовой системы по различным аспектам, которые сами по себе не дают простых ответов.

Понятное дело, инициативные меры в рамках монетарной политики не сработали на ура. В некоторых случаях в этом нет ничего удивительного. Секретарь Казначейства США Хэнк Полсон на прошлой неделе призвал банки к увеличению своего капитала. Но если это означает распродажу активов по бросовым ценам или выпуск прав на акции, то вряд ли такие меры помогут вернуть стабильность. Более того, если бы банки последовали его совету, то их акционерам это, скорее всего, пришлось бы не по душе. Лучшее, на что можно было бы надеяться, так это вливание государственных средств других стран посредством операций суверенных фондов благосостояния, но этот подход таит свои собственные противоречия. Пришло время для революционных шагов. Мне кажется, необходимо рассмотреть три варианта действия в рамках монетарной политики.

Во-первых, необходимо немедленно пересмотреть - и возможно временно прекратить - учет справедливой стоимости. Такой уже всем известной технике можно дать новое определение тирании "рыночной переоценки". Если, к примеру, вчера банк взял кредит под 5%, а сегодня его можно взять под 10%, то это заносится как убыток. При учете по текущим ценам стоимость активов измеряется в соответствии с текущими рыночными условиями, а не в соответствии с долгосрочными целями заемщиков и кредиторов. Если в короткий период рынок рухнет, то "рыночная переоценка" приведет к огромным убыткам. Это, в свою очередь, приводит к распродаже активов по минимальным ценам. Это потенциальный источник высокой нестабильности, и мы наблюдаем наглядные результаты ежедневно.

Во-вторых, центральные банки (и поддерживающие их правительства) должны предпринимать нечто большее, чем просто одалживать наличные средства и ликвидные активы частному сектору. Объявление ФРС о том, что она готова одолжить казначейские облигации ограниченному количеству первичных дилеров в обмен на более широкий диапазон обеспечений, включая ценные бумаги, обеспеченные пулом ипотек с рейтингом ААА, многими было воспринято как "волшебная пуля". Но это не так. В конце концов, властям необходимо справиться с текущим падением спроса на беспрестанно расширяющийся ассортимент финансовых активов, и самый очевидный способ сделать это - стать покупателями последней инстанции. Это, безусловно, противоречиво по своей природе, поскольку это означает, что налогоплательщикам придется убирать мусор, оставленный другими. Но лучше убирать мусор, чем столкнуться с крахом.

В-третьих, пришло время подумать о так называемых "деньгах, сбрасываемых с вертолета" (helicopter money). Тогда как большинство людей по вполне понятным причинам беспокоятся, прежде всего, об американском рынке жилья, реальную угрозу нашей экономической безопасности представляет финансовая система. Если она не будет работать, то снижения ставок центральными банками не будет иметь существенного влияния. За последние несколько месяцев Центробанки постепенно теряли власть, так как банки были вынуждены сократить кредитование. "Сбрасываемые с вертолета" деньги не летят в сторону банковской системы. Правительство выпускает облигации непосредственно для центрального банка, и выручаемые наличные средства нельзя взять вот так и положить в карманы домохозяйств и компаний посредством сокращения налогов. Получатели, в свою очередь, затем могут тратить деньги более свободно без ограничений ликвидности, наложенных на них банковской системой. Все эти моменты очень спорные. Под сомнение попадают правила бухгалтерского учета. Налогоплательщикам приходится раскрывать всю правду. И независимость центральных банков пусть временно, но подрывается из-за таких "вертолетных денег". Поэтому лучше коллективно выйти из игры в "русскую рулетку", чем потом обнаружить у себя пулю в черепе.

Стивен Кинг, управляющий директор HSBC
По материалам The Independence